Зонирование пустыря лавочками

В советах у Артёма Горбунова спрашивают, как сделать так, чтобы обеспечить лавочкам на пустыре свободу от бомжей.

На соседнем пустыре сделали лавочку вокруг дерева. Сначала там появились мамы с детьми и вечерами молодёжь с беседами — было ок.
Сейчас значительную часть дня спят, выпивают бомжи.
1) Мусорят. Если делать замечание про мусор — убирают, но не всегда кто-то есть рядом.
2) Пахнут и рядом неуютно сидеть.
В результате они становятся основными пользователями пространства, а я хочу других людей рядом.
Посоветуйте, пожалуйста, что бы такое сделать, чтобы переменить тренд?

Немного поразмыслив, я понял, что это не только хороший кейс по вопросам благоустройства общественное среды, но ещё и очень даже типовая проблема, поскольку одна единственная лавочка ещё нигде и никогда не решала задачу организации общественного пространства.
Давайте немного порассуждаем о принципах рассуждения, которые могут быть применимы в этой ситуации.

Итак, как быть?
Допустим, в нашем распоряжении есть следующие ресурсы: пустырь, дерево и лавочки. Также у нас есть три группы пользователей: мамы, молодёжь и бомжи. На первый взгляд, всё плохо. Но что если поискать практические способы «подружить» между собой эти контингенты? На самом деле это возможно, потому что все они являются пользователями одной и той же среды, соответственно критерии качества, по которым она кажется привлекательной, одинаковые. Осталось только задать определённые правила пользования, которые окажутся выгодными для всех.

Из всех ресурсов организации пустыря нам очевидно доступна некая манипуляция лавочками. Раз одну уже сделали, нужно пойти дальше и осуществить лавочками зонирование. В первом приближении, требуются отдельные зоны для мам, молодёжи, и, конечно, для бомжей.
В таком случае, даже при одновременном использовании пустыря всеми тремя группами, каждая из групп скорее будет тяготеть к условно «своей» территории, а значит как минимум не будут друг другу сильно мешать.

Тогда у пространства бывшего пустыря появятся следующие признаки:
1) Взаимная выгода для всех трёх «конкурирующих» за территорию контингентов (вспомним групповую дилемму заключённого, например);
2) Общая ответственность за качество не только своего уголка на пустыре, но и остальных зон (действительно, если одна из групп следит за пустырём в своё время, естественно ожидать аналогичных мер и от других групп в другое время)
3) Возможность перераспределения лавочек в пользу одной из социальных групп в разное время суток (ключевая идея именно общественных пространств).

Причём, хотя вначале мы искусственно разделили группы по признакам, по этим же принципам работает и групповая созидательная деятельность различных групп пользователей, когда все понимают единые принципы. А принципы этого созидания задаются в первую очередь самой средой, после чего её остаётся только поддерживать.

Причём это будет работать и для тех, кто попадает на пустырь впервые. Конечно, нехорошие люди могут найтись в любой социальной среде. И намусорить может не только бомж. Но, в действительности, в первую очередь люди пытаются выявить основной признак — насколько эффективно и по каким признакам организовано пространство, в котором они находятся. В масштабах крупных образований для этого необходимы общепринятые правила (например, законы), на уровне же частных социальных явлений, коим является и эксплуатация пустыря, правилом является сама среда. Увидев организацию пространства, даже залётный бомж конечно будет стремиться придерживаться принципов, задаваемых окружающей обстановкой. Другое дело, что такой бомж не всегда сможет этот принцип удовлетворить. Впрочем, это относится и к молодёжи, и к мамам с детьми.

Именно для этого есть базовые механизмы общества: общение (и вербальное, и аккуратными табличками), труд (например, регулярная уборка) и, безусловно, модерирование (в нашем случае это будет полиция, но данную функцию могут выполнять и другие люди).

Конечно, на эту тему можно много рассуждать. Данное решение тоже нельзя считать типовым, это лишь сферический пустырь в вакууме рассмотрен. Но сама идея, как такие задачи решаются в реальной среде, универсальна: для обеспечения лавочки, нужно обеспечить среду.