Интервью с практикующим психологом

Здравствуйте.
В этот дождливый петербургский денёк, когда идти никуда не хочется, и накатывает умиротворение, хочу представить вашему вниманию свою новую рубрику — рубрика, где я буду публиковать свои интервью с интереснейшими людьми, представителями важных профессий, которые не мелькают в сводках новостей, но которые, на мой скромный взгляд, ничуть не менее важны, чем политики, артисты и прочие публичные люди.

И первый мой собеседник — Наталья Сироткина, практикующий психолог (если быть точнее, психолог-консультант и клинический психолог), которая любезно и очень подробно ответила на ряд моих вопросов.
Предлагаю текст вашему вниманию.
(Надеюсь, Наталья также заглянет в комментарии к этой заметке и прокомментирует самое интересное, однако не могу не упомянуть, что задать вопросы Наталье, если таковые появятся, вы можете на её личном сайте).
Часть I

Дмитрий Кудинов
Когда зрелый состоявшийся человек открывает новую для себя профессию, да ещё такую непростую, это в нашей реальности не совсем привычно.
А что тебя побудило стать профессиональным психологом?

Наталья Сироткина
Ты знаешь, у меня никогда не было предубеждения насчет психологии и психологов.
сегда был интерес, любопытство и некоторое ожидание чего-то таинственного, загадочного. Всегда хотелось больше видеть, понимать о себе, о других людях.
Хотелось гармонии в отношениях. А если ее нет, понять, почему и что я могу сделать.

А пришла я в психологию сначала как клиент. Вернее сказать, я сначала сына привела к психологу, желая помочь ему справиться с подростковыми трудностями.
Потом стала сама работать с психологом, стало интересно.
Знаешь, ощущение такое как будто я до этого спала, и теперь проснулась и из бутона превращаюсь в цветок – по-настоящему разворачиваюсь.
Обычная жизнь становится интересней и ярче, когда на привычные вещи смотришь новым осмысленным взглядом.
В какой-то момент работы с психологом стало мало, захотелось учиться и сделать психологию своей профессией. Хотелось исследовать разные направления психологии, овладеть понравившимися, поделиться своими возможностями с другими людьми.

Д. К.
Обыватели часто расценивают психологов как неких шарлатанов.
Что такое труд психолога?

Н. С.
Знаешь, я думаю, что такой взгляд на психологов связан с неоправданными ожиданиями. Обыватель, не задумывающийся о том, как устроен человек, его психика, ожидает быстрых и колоссальных изменений. По-сути ждет чуда. Примерно так же, как если пару раз сходить в качалку и приобрести формы Шварцнеггера. Работа с психологом – это долгий кропотливый процесс. В первую очередь усилия самого клиента. Каким бы замечательным не был психолог, он не сделает за Вас вашу работу. Психолог сопровождает, помогает, направляет, делится знаниями, применяет техники. Психолог – он как проводник на отрезке Вашего пути.

Еще одна причина негативных оценок психологов в том, что изменения от психотерапии нарастают мягко и отсрочено во времени.
По ходу их возникновения человек к ним привыкает и ему кажется , что он таким был всегда. Ну и еще, конечн, если что-то не получается, переложить за это ответственность на кого-то другого, как вариант — на психолога.

Д. К.
Всё же, в русском языке у психологии довольно неудачный корень, который совсем неправильно отображает сущность психологии как здоровье души. Это часто вводит в смятение.
«Что я, псих что ли» — говорят люди, отказываясь от посещения психолога.
Как преодолеть этот барьер между «психологией» и «психами»?

Н. С.
Я с тобой согласна, есть такой страх — признаться самому себе, в первую очередь, что со мной что-то не так.
Что меня не устраивает что-то в моей жизни, и что сам я не справляюсь. Но здесь кроется парадокс.
В клинической психологии есть термин — КРИТИЧНОСТЬ — к себе, своим поступкам, событиям.
Так вот, критичность — это признак психического здоровья, а у больных — выздоровления.

Мы как всегда отстаем от запада на пару десятков лет. Мы все выросли из «совка» и привыкли к отсутствию возможностей, а еще к бесплатному, хоть и некачественному, обслуживанию. И для того чтобы освоить новые возможности, а психология — это именно новые возможности, нужно время. Но сейчас уже в Москве в каждом садике, школе, группе дошкольного развития, например, есть психологи. Для детей игры и общение с психологами – это уже сейчас норма. Многие мамы консультируются в сложных ситуациях, перед поступлением в школу и т.д.
То есть, для будущих поколений общение с психологом станет нормой. Кстати и во многих корпорациях и предприятиях есть психологи.
Так что, это дело времени.

Д. К.
Немногие знают про «кухню» профессиональных психологов.
Например, очень интересны системы супервайзинга — можешь рассказать об этом?

Н. С.
Для того, чтобы консультировать или вести психотерапевтическую практику, психологи, как правило, получают дополнительное образование.
В ходе которого досконально изучают выбранное направление психологии, получают личную терапию по данному направлению (как личный клиентский опыт), работают под супервизией. Количество часов терапии и супервизии разное в зависимости от учреждения.

Учебная супервизорская практика строится следующим образом.
Два студента — один психотерапевт, другой клиент работают, с реальной психологической проблемой.
Супервизор – действующий, сертифицированный психотерапевт наблюдает за работой, а затем дает студенту-психотерапевту обратную связь. Существует так же не очная супервизия. Работающий психолог, психотерапевт, с разрешения клиента, обсуждает свою работу со своим супервизором, либо приглашает его на отдельную сессию, опять таки с разрешения клиента.

Вообще, психологи — народ неугомонный. Они все время обмениваются опытом, осваивают новые направления.
Хотя в этом возможно кроется одна из причин отдаленности от народа. Часто клиентами психологов являются сами психологи. Такой клиент «в теме», знает, что ему надо, хорошо понимает терминологию. Поэтому у психологов есть такая «тема»: «я не знаю, как работать с сырым клиентом».

Д. К.
Насколько тесный духовный контакт у психолога с пациентом?
Психолог дистанцируется или, наоборот, пытается разделить проблему?

Н. С.
Делить проблему – это, пожалуй, будет не профессионально. Тогда надо срочно к супервизору или на спецкурс по созависимости.
Да и клиенту пользы от этого никакой. Аналогию можно провести, скажем, с хирургом или травматологом, которые будут делить проблемы своих пациентов.

Психолог присутствует, сочувствует и, пожалуй, является опорой для клиента, если это необходимо. Он помогает контейнировать проблему, разобраться с переживаниями, которые она вызывает, и помочь наметить пути решения. Насчет тесного духовного контакта ответить сложно, потому что нужно прояснять смысл каждого слова. Тесный — значит близкий. Понятие близости у каждого человека свое. Одно и то же «психологическое расстояние» разными людьми будет восприниматься по-разному, в зависимости от психотипа. Кому-то будет тесно, а другому еще придвинуться нужно. В моем понимании духовный контакт это явление высокого уровня, достаточно редко встречающееся. Я бы говорила об возникающих между психологом и клиентом отношениях.
Отношения психолог – клиент должны, в первую очередь, способствовать изменениям в нужном для клиента направлении. Об отношениях психолога и клиента написаны книги. По сути, именно они являются исцеляющим средством (например в гештальт-терапии). Для того, чтобы работа была успешной должно сформироваться доверие между клиентом и психологом.

Д. К.
Много ли среди посетителей психологических консультаций людей, у которых есть действительные проблемы с разумом?

Н. С.
Ты имеешь ввиду психически больных?
В период ремиссии многим из них показана психотерапия, но вести ее имеют право только врачи-психотерапевты или психологи, имеющие клиническое образование под контролем врача-психиатра.
Консультируются у психологов и проходят психотерапию, как правило, люди психически здоровые, те, которые хотят изменить качество своей жизни, решить свои проблемы.

Д. К.
Часто ли психолог вынужден отказываться от пациента, из-за того, что не может помочь?

Н. С.
Такие случаи есть, как правило, психолог рекомендует клиенту обратиться к специалисту, который специализируется на нужном ему направлении психологии.

Часть II

После того, как мы поговорили на довольно общие темы, я задал Наталье несколько вопросов, на которые хотелось бы узнать профессиональное мнение.
Это, можно сказать, практическая часть беседы 🙂

Д. К.
В чем твоя изюминка как специалиста?

Н. С.
Как-то сложно про свой изюм говорить. Я почему-то думаю, что изюм в этой профессии не нужен.
Психолог с моей точки зрения должен людей любить, быть стабильным и устойчивым, хорошо владеть профессиональными навыками. Ну а особенности конечно есть. Они в жизненном опыте, в освоенных направлениях, да и в самой личности. О себе могу сказать, что училась у мастеров своего дела. Что методы, выбранные мною для работы не случайны, они хорошо дополняют друг друга. Мой богатый жизненный опыт и система взглядов на жизнь позволяет понимать и принимать без тени осуждения людей и их жизненные ситуации.

Д. К.
Как выбрать «своего» психолога?

Н. С.
Я думаю, можно прислушаться к своей интуиции. Можно воспользоваться рекомендациями.
Потом метод проб никто не отменял. Можно пообщаться с психологами разных направлений. В любом случае опираться придется на собственные ощущения. Если говорить о моем клиентском опыте, то в те времена, когда я работала с моим первым психологом, я чувствовала, что во мне идет интенсивный процесс изменений, и что мне это нужно. Хотя переживания того времени были не слабыми, мягко говоря.
Сейчас я периодически встречаюсь с психотерапевтом. Это продолжение работы над собой, своего личностного развития.
К сожалению люди сами для себя – кривое зеркало. Наиболее правильное зеркало – это хороший психолог, психотерапевт.

Д. К.
Какие книги стоит почитать неспециалисту, но интересующемуся?

Н. С.
Наверное, в первую очередь журнал Психолоджи. Очень часто рассуждаю про себя о какой-нибудь проблеме, нахожу на прилавке журнал и встречаю в нем статью, созвучную моим мыслям. Актуальные темы времени «висят в воздухе», и журнал их своевременно материализует. Пишут просто и грамотно, интересно.
Из книг трудно что-то советовать, психология обширна и каждый ищет в ней что-то свое.
Скорее можно было бы выделить отдельные направления психологии, которые интересуют. А в соответствии с ними уже подбирать авторов и книги.

Д. К.
Если бы каждому человеку дать один совет — каков был бы твой совет?

Н. С.
Советов давать точно не хочется. Могу пожелать. Найти в каждом дне своей жизни счастье, хотя бы маленькое, и каждый день делать шаг навстречу своей мечте.

На этом всё. Огромное спасибо Наталье за столь развёрнутые ответы, и не меньшее спасибо вам за внимание.