Чумной бунт в Москве 1771

В Москве царила паника. Один из врачей, боровшихся с эпидемией, Г. Лерхе писал в то время: «Невозможно описать ужасное состояние, в котором находилась Москва. Каждый день на улицах можно было видеть больных и мертвых, которых вывозили. Многие трупы лежали на улицах: люди либо падали мёртвыми, либо трупы выбрасывали из домов. У полиции не хватало ни людей, ни транспорта для вывоза больных и умерших, так что нередко трупы по 3-4 дня лежали в домах».

(c) Вики

Язык Спасского набатного колокола (на Набатной башне) был удалён властями, чтобы предотвратить новые выступления. Более 30 лет колокол провисел на башне без языка. В 1803 году он был снят и передан в Арсенал, а в 1821 году — в Оружейную палату.

Правительство было вынуждено принять меры по обеспечению горожан работой и продовольствием, выделив на это немалые по тем временам деньги, а также более энергичные меры по борьбе с чумой. После этого эпидемия пошла на спад, хотя с высоты сегодняшнего знания это не обязательно результат принятых мер, а возможно, чума просто прекратилась, взяв «положенное» количество жертв, как и в других эпидемиях того времени.

По данным Судакова А.И. (1897), всего эпидемия унесла жизни 56907 человек.

Был издан указ Правительствующего Сената «О мерах к прекращению эпидемий и устройству кладбищ» от 17 ноября 1771 года, который запретил во всех городах погребения при церквах и потребовал создать новые кладбища за городской чертой. С этой даты ведут свою историю многие известные ныне некрополи в разных городах, бывших в составе Российской империи.

Эпидемия также особенно обострила вопрос о водоснабжении города (вода была привозная, но почти все водовозы либо разбежались, либо умерли), и Екатерина II, следуя наказам москвичей, 28 июня 1779 года подписала указ о строительстве московского водопровода.