Внештатный урок социологии

Как бы кощунственно это не показалось, у меня создаётся одно впечатление, которое основано на простом факте восприятия человеком событий сквозь призму сравнений и близких эмоций, что очень многие русские сейчас, как бы это помягче сказать, не очень переживают парижские события.
Ну давайте подумаем.
Двуличность Олланда. Мистрали. Санкции. Нормандская четвёрка. Это всё терпимо, у нас народ отходчивый, хотя и неприятно, но обычные люди в Европе также далеки от этого всего, как и мы.
Но вот эта тема с Шарли, который прошёлся по рейсу Египет-Питер, признайтесь честно себе — она ведь зацепила вас, уверен.
Прочтя или услышав о трагедии утром в новостях, многие ли смогли абстрагироваться от картинки с толпами парижан, держащими в руках табличку «Я — Шарли»?

И вот эта вот цепочка происшествий — невероятно мощный урок, осознать который смогут очень немногие. Но кто-то осознает.
Знаете, есть такая клёвая шутка-прибаутка: «Если ты плюнешь в толпу, толпа вытрется, но если толпа плюнет в тебя, ты утонешь».
Мы регулярно наблюдаем подобное в обычной жизни. У каждого в социальном окружении есть не самые приятные люди, которые ведут себя как мудаки порой. А потом у этих мудаков что-то происходит неприятное, они озираются по сторонам, но там вполне может не оказаться поддержки.

Социальные механизмы на самом деле не такие уж сложные. Но если в обычной жизни мы вполне можем от них абстрагироваться, то внештатные ситуации обнажают вот эти вот кирпичики, на которых держится взаимодействие. Взаимодействие между отдельными людьми, взаимодействие в пределах социальной группы, взаимодействие между социальными группами.
Если подумать, границы этих вот социальных групп простираются, в зависимости от ситуации, так далеко, насколько ты НЕ плюёшь на других людей. Одна толпа плюнула на другую — всё, разные социальные группы.

И это тот самый социальный урок — не так сложно установить взаимосвязь, но очень легко сделать её невозможной, проявив (особенно намеренно) антагонизм.
Не так сильно работает слоган «мы вместе», сколько невероятно мощный инструмент «мы разные».
Этим превосходным ресурсом противопоставления сейчас пользуются многие негативные формирования на планете. А многие тупые люди ведутся на это.

Остаётся лишь надеяться, что большинство бессилие тотемного значка «я — шарли» на груди против реальных проблем. Тогда, возможно, фундаментальное торжество общечеловеческого здравого смысла позволит создать мирную глобализацию и у всех нас будет какое-то вменяемое будущее.
Иначе тлен.

Europe about 1000

Наткнулся в Википедии на немножко старины. Карту, видимо, сделали немцы в начале 1900-х.

Целиком — http://kdnv.ru/blog/wp-content/uploads/2014/11/europe_1000_year.jpg (1 Мб)

Минутка внеклассного чтения

Разочаровавшись (на самом деле — нет) поражением Колумбии листаю на ночь глядя Википедию.
Оказывается, современную Италию во многом можно назвать правопреемником Королевства Сардиния, вокруг которого и случилось в 1861 решающее объединение сапога воедино.

Ростов-на-Дону, небольшой урок истории

Про то, что черноморские окраины России до нас принадлежали преимущественно к Генуэзской республике, думаю, знают уже многие. А вот не очень известный нюанс заключается в том, что экономические амбиции Генуи в каой-то период простирались также и вглубь континента.

Вот, например, любопытная схема, где сиреневым цветом показано экономическое влияние Генуи в 13-15 веках. В частности, в районе современного Азова находилась генуэзская колония Тана. Этот город, по всей видимости, активно взаимодействовал как с Русью, так и с Татарами, а существование прекратила после 1475 года, когда была захвачена турками.

Любопытно, что собственно Азов чуть позже основали там же уже турки, вокруг которого военно-политическая возня в устье Дона была продолжена:
В 1559 году Азов осадили запорожцы Дмитрия Вишневецкого. В 1637 году донские и запорожские казаки вновь взяли Азов и удерживали его до 1642 г. (так называемое Азовское осадное сидение). В результате Азовских походов 1695—1696 годов Петра Первого Азов перешёл к России, и с 1709 года стал губернским городом. После неудачного для русских Прутского похода 1711 года, когда российская армия, попав в окружение, была принуждена турками к сдаче, заключен был Прутский мир, по которому Россия возвращала Азов Османской империи. Во время русско-турецкой войны 1735—1739 гг. крепость была в в очередной раз взята (1736) войсками под командованием генерала П. П. Ласси и по Белградскому миру 1739 года уже навсегда осталась за Россией.

UKR или Укр?

Честно говоря, мне напрочь не ясна причина мировой обеспокоенности того, чью сторону выберет дружественное государство.

Точнее нет, на самом деле, конечно, понятно. 20 миллионов (условно) работоспособных граждан Украины равноценно способны усилить (условно) ВВП как ЕС, так и РФ. Здесь даже США/Китаю/Японии есть смысл побеспокоиться — станет ли экономически, военно и стратегически сильнее потенциальный друг или потенциальный враг.
Тут как бы всё ок.

Но речь о самой Украине.
Совершенно очевидно, что в одиночестве она умирает. Я не знаю, возможно упоротым слоупокам где-то это и не очевидно, но весь остальной мир всё прекрасно видит.
Только я считаю, что в долгосрочной перспективе украинцам нет никакой разницы — с кем дружить.
Давайте подумаем почему.

1. Совершенно очевидно, что глобальная интеграция цивилизованной Евразии завершится ну году к 2025 уж 100%. То есть при любых раскладах сейчас, поколение украинцев, которым сейчас 10-20 лет (а значит самое определяющее для страны в будущем), встав на ноги будут жить в нормальном глобальном окружении. Значит для самих украинцев здесь вопрос только трогательно-национальный — у какой половины государства будет больше повода для гордости за победу над противоположной.

2. Миграционный вопрос — ладно вам. Это только так кажется, будто бы открой границы и тут же все ломанутся. Они и не закрыты. Хочешь ехать — езжай, кто-то мешает? Для справедливости можно посмотреть, как мигрируют внутри самой Европы. Мигрируют ли? Да ладно вам, ни один этнос не двинулся с места.

3. Вы меня простите, но это чушь собачья, будто бы экономическая интеграция Украины с Европой сулит мгновенную голодную смерть. Аналогичное верно для интеграции с Россией. Стратегически верно как раз обратное — в Украину потянется более-менее вменяемый финансовый поток извне. Это новые возможности для украинских бизнесов, для обычных людей из глубинок, которые смогут уехать не только в Киев, для половины людей в целом
за счет того, что снимается рубеж с родственным социумом.
Другой вопрос, что да — только для половины. Но опять же, это верно лишь при условии, что Западная Украина тотально русофобская, а Восточная — соответственно евросоюзофобская.
Конечно же это фигня, да и вообще разницы никакой нет на самом деле.

4. На самом деле вопрос интеграции Украины с Россией или ЕС — это огромное преимущество в том числе для другой стороны.
В случае интеграции с ЕС это автоматически влечёт наплыв русских псевдомигрантов для получения лёгкого вида на жительство, а равно как и бизнес-возможностей, в обратном случае произойдёт тоже самое, только наоборот. Или вы думаете мало желающих в Европе получить возможность нормально дружить с Россией?
Соответственно, эти потоки в перспективе ближайших нескольких лет упрощают до предела противоположную границу. С учетом, что все мы в ВТО — одна фигня.

5. Ну и, наконец, денежки.
Выгода что для России, что для ЕС одинаковая. Вместо тупого оттока денег в Украину мы с одной стороны этот поток увеличиваем, с другой стороны присоединяем фактически весь ВВП Украины к своей финансовой структуре. Собственно, за этот кусочек Путин с Литовцами и спорит. Причем, как я понимаю, умные люди во всех этих Франциях-Германиях давно уже понимают, что любой ход Украины меняет геополитику Евразии в лучшую сторону в целом.
Но только для самих украинцев что ЕС, что РФ = выгода. Ну совершенно одинаковая она.

Таким образом, вся эта возня — вопрос исключительно романтики и политики.
В обоих случаях пахнет эмоциями, а не здравым смыслом.

Искренне ваш, геополитический аналитик Дима Кудинов.

Из широких штанин

Подумал.

Сдается мне, если вот прямо сейчас открыть границу между Россией и Евросоюзом, то ключевая проблема не в том, что миллионы сограждан поломятся искать счастливую жизнь. В конце концов, за всю историю страны ещё не наблюдалось ни одного случая добровольной массовой миграции в пределах государства.
Неужто все дружно будут менять свои однушки на пригород Праги или Валенсии? Да ну прям, не будет этого.

Скорее ЕС и РФ держат в уме, что открытая граница Европейской России повлечет за собой, наоборот, массовый исход европеоидов на территории светлой Руси.
Сами посудите, мотивов немало:
1) Бегство от беспощадного социализма.
2) Поиск хорошей работы.
3) Новые бизнесы.
4) Просторы и доступность этих просторов.
5) Люди, в конце концов.

Представьте, лет через 5, скажем, понятие мигрант может быть существенно изменено. Представляете себе сейчас угрюмого таджика или симпатичную украинку при слове мигрант?
Добавьте в этот список деловых немцев, жизнерадостных сербов, романтичных бывших парижанок, стоящих в очереди на получение вида на жительство или гражданства. Всё это не в Москве, а, например, во Пскове.

Что думаете?

Исправительные тюрьмы в Швейцарии, 19 век

Сегодня в «книжном разделе» моего журнала представляю вниманию любопытный 40-страничный очерк об исправительных тюрьмах Швейцарии, вышедшую в свет в середине 19 столетия.

1

Картинку с планом тюрьмы в Женеве вынесу на первый план (хотя по книжке она в конце).

41

Остальное (осторожно, 39 картинок) .

2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40


Европейские крепости в войнах 19 века

Крепостям и сооружениям, которые строили по мотивам военных знаний начала 18 столетия (Чертежи и правила сооружения крепостей 1708 года) особенно немало испытаний довелось пережить уже в следующем столетии.

Подборку планов некоторых сражений, в центре которых были классические для того времени защитные сооружения, встречающиеся также и в России как на картах и планах, так и на рельефе, я предлагаю посмотреть в этом, очередном посте о крепостях.

Простые и скромные планы, относящиеся к Наполеоновским войнам начала века сменяются грандиозными картами, включающими осады таких городов, как Севастополя в 1855 и Парижа и Страсбура в 1870.

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века

Европейские крепости в войнах 19 века