Подзорный мост

Мост, если присмотреться, достаточно обыкновенный. Хотя и не совсем понятного года рождения — наверное середины 20 века в районе 1950-х. Соединяет два острова, занятых верфью.

Подзорный мост

А вот название более любопытное. Топоним моста — по имени Подзорного дворца, которым вовсю пользовался Пётр Первый.

У моста было две инкарнации. Деревянная, которая вполне могла остаться современному Петербургу ещё от шведов, которые в этой части города тоже, очевидно, присутствовали.
Podzorny_Palace_1711

И каменный дворец, который был закончен уже после смерти Петра.
800px-Podzorny_Palace_in_Saint_Petersburg_(drawing_by_project_of_Steven_van_Zwieten)

На самом деле от моста до дворца и одноимённого острова далековато — он был южнее, в слиянии устьев Фонтанки и Екатерингофки, а сейчас его территория входит в состав промзоны завода Степан разин (остров Подзорный перестал существовать, видимо, после войны 41-45 годов).
Но такой вот любопытный исторический момент.

Псевдоготическая башня в Стрельне на средневековых остатках

Одна из самых одиозных построек в пригороде Питера находится в Стрельне, в Орловском парке (бывшей даче одного из графов Орловых) сразу за Константиновским дворцом (который президентская морская резиденция).
Внимание она не привлекает, да и по официальным сведениям проходит как памятник архитектуры начала 19 века.
Однако за её псевдоготическими обликом совершенно точно скрываются следы допетровской архитектуры.
Единственное, что непонятно — то ли только шведские в период оккупации 1612 — 1702, то ли шведы построили на скорую руку какой-то форпост на остатках новгородского сооружения, то ли шведы эту штуку особо не трогали, а основные «модификации» это уже следы современников Орлова.

Так или иначе, эта псевдоготическая красота содержит в себе каменные и кирпичные материалы примерно 7 различных видов, довольно неряшливо друг на друга наслоенные.
Спешу сразу предостеречь от мыслей, что мол в те времена всё так строили — увольте, вот, например, похожей функциональности сооружение той же эпохи из Петровско-Разумовской усадьбы Москвы — по статусу эти ребята были примерно равны и выглядит почти невероятным, что бы для постройки дачи Орлов выбрал себе бездаря.

Так что в этом посте я буду оперировать наиболее вероятными версиями увиденного.
Но перейдём к башне и окружающем её сооружении. С одной стороны холм.

С другой — свободное пространство и нечто, издалека смахивающее на грот. Видимо, во времена Орлова гротом оно и было.

Башня крупным планом. К сожалению, в тот день там тренировались какие-то скалолазы, поэтому они попали в кадр.
Будем считать, для масштаба.

В этом ракурсе хорошо видно остатки наивысшего сохранившегося этажа.

Башня изнутри.

На первом этаже башни одно из отверстий напомнило бойницу. Это же — первая фотография, демонстрирующая разные кладки в одной стене.

Впрочем, раз уж бойница — сделаю традиционный снимок наружу.

Стены башни крупным планом. (Вообще, крупных планов кладки будет некоторое количество).

А вот и первый сюрприз.
Башня и холм не просто являются двумя отдельными частями — они явно сделаны разными людьми, в разное время, из разных материалов.

Второй сюрприз.
На третьей фотографии можно слева от башенки увидеть небольшой мини-гротик.
Он не имеет ходов внутрь, за ним (в середине холма, кстати) уверенная кирпичная кладка, а подпорка (которая аналогична подпоркам окон верхнего этажа башни) не является часть несущей конструкции — просто подставлена.

Сдвинемся ещё чуть левее от башни — оказывается холм не земляной.

Более того, здесь (рядом с глухим мини-гротом) холм демонстрирует нам ещё один вариант каменной кладки.
Чья она?
Неужели для развлечения графа Орлова нельзя было насыпать простой земли?

Вторая по визуальному интересу штука, сооруженная явно строителями Орлова — некая античная стенка с углублением.

С вершины холма к ней ведёт лесенка.

В оформлении античной стеночки тоже немало вопросов.

Ну, здесь всё относительно понятно.

А за облицовкой снова кирпичная кладка.

Фрагменты этой части сооружения.

Облицовочный камень.

Какие-то воротца.

Раз уж зашла речь о металлических фрагментах, посмотрим их все.

Здесь хотел бы заострить внимание, что чуть выше самого нижнего этажа металлические конструкции уже находятся в составе несущей конструкции.
С помощью этого например был сделан балкончик на втором этаже башни.

С этой стороны тоже были какие-то воротца.

Балкончик на 1-м этаже башни.

Здесь заодно можно увидеть ещё одну стенку основания башни.

Вот мы и пришли к самому любопытному, что можно увидеть.
Некий внутренний зал, последние 200 лет работающий гротом.

В первую очередь я, конечно, обратил внимание, что здесь металлические стержни не являются частью несущей конструкции.
Казалось бы — если строишь с нуля — зачем ограничивать свои возможности?

Посмотрим фрагменты грота.

Круглое окошко нулевого этажа под башней, похоже, относительно современное.

Потолок нулевого этажа частично является первым этажом башни, вид снизу.
Здесь же, кстати, настоятельно порекомендую присмотреться к снимкам со стороны и увидеть, что у башни нет собственного фундамента.
Чуть позже, когда будет время, попробую сделать чертежи этого сооружения, с предположительным обозначением фрагментов, отличающихся друг от друга.
Но по-моему уже и без того ясно, что псевдоготика никак не является частью исходного сооружения.

На закуску, две фотографии или два вида, на основании которых я делаю предположение, что и кирпичная конструкция, легшая в основу орловской псевдоготики, с большой вероятностью не была первичной здесь.
В дополнение к фрагментам холма, кладка которого частично выглядит весьма похоже на земляные крепостные валы, в основании внутренних сооружений есть несколько фрагментов ещё одного вида кладок.
Казалось бы, если я строю с нуля (будь я что швед, например), зачем мне такие сложности с фундаментом?
Особенно, если кирпича у меня явно навалом.
Что, какой-то белый известняковый камень крепче?
Сомнительно.
Кстати, очень похожую картину может вспомнить каждый, кто бывал на Васильевском спуске Красной площади в Москве — там точно также стены красно-кирпичного кремля стоят на похожем сером фундаменте, оставшемся от Белокаменного кремля образца 1367 года.

Ну а размышляя над этим ракурсом, и помня, что в глубине холма изобилует кирпичная кладка вперемешку с какой-то странной, можно сделать наиболее вероятное предположение — готическая башня орловской дачи была построена на чем-то, удивительно напоминающем фрагменты недостроенной или обильно разрушенной крепости.
Ну или если не крепости, то просто какого-то внушительного сооружения.
Вопрос только в одном — сколько здесь было переделок: одна, две или (а почему нет, в Стрельне очень древнее поселение), скажем, три.

Кстати, рукотворен здесь не только главный холм, но и какая-то земляная ступенька около прудика.

Новгородский пограничный форпост?
Я бы не удивился.

 

Был ли мал Ниен?

В рассказе о музее домика Петра в Питере (напомню, они есть и в других городах, в частности, в Вологде, например) я упомянул, что очень завладела моим умом карта Ниена (фактического предшественника Петербурга) конца 17 столетия.
То есть, незадолго до того, как Пётр вернул эту землю нам.
И обещал рассказать о ней подробнее.

Итак, вот карта. Это Петербург за несколько лет до «основания».

Фото карты в максимальном разрешении: http://loveki.ru/museum/maps/spb_nien_17century.jpg

Первое и главнейшее, что здесь необходимо увидеть, — это размер основного города — собственно Ниена, сконцентрированного вокруг Ниеншанца.
Второе — это его ближайшие пригороды на другое стороне Невы — монастарский остров, где через 10-15 лет Петр основал Александро-Невскую лавру, и территория, на которой нынче Смольный.
Третье — огромное количество хозяйств практически на всей территории Петербурга образца 18 столетия.

Но по порядку (наверное с цифрами и совсем подробными описаниями я сделаю чуть позже материал, так что пока более общая картина).

Что же досталось Петру Первому после дерзкой победы конца 1702 года и «закупоривания» устья Невы Кроншлотом.

1. Множество угодий в самых разных местах. Включая как здания, так и хозяйства. Часть этих сооружений существуют в городе и поныне. Самые яркие из них видны и на этой карте — летний дворец и домик Петра.

2. Ниеншанц, укрепления на другом берегу (ставшие затем Лаврой и монастырём), какие-то фортики непосредственно на заливе.

3. Явно неплохая инфраструктура. Одна из дорог на этой карте удивительно смахивает на Шпалерную улицу, кстати. Там же можно явно увидеть, что Таврический сад не на пустом месте разбит.

4. Солидная человеческая деятальность на Васильевском острове и Петроградке. Первые планы Петербурга очень неплохо напоминают эту карту за вычетом того, что Ниеншанц и всё, что было вокруг него, осталось встороне от центра.

И это только как минимум.
Всё ещё непонятна даже приблизительная судьба очень многих конструкций, которые могли возникнуть как до, так и после 1703 года.

А некоторые фрагменты и вовсе загадка. Скажем, что это за собор стоит в центре Ниена?
Если его положение на этой карте довольно точное, то поверх него давным-давно возведена суровая промзона, а значит копаться придётся в основном догадками.

…Шведско-русский переводчик что ли поискать…

Средневековый Питер | Шведский деревянный дом, известный как Домик Петра

Для начала — почему я считаю это здание построенным до 1702 года, когда Пётр отвоевал Неву у шведов.
Всё очень просто — я не верю (и, полагаю, никогда не поверю), что несколько случайно взятых русских солдат (имена которых «пропали») взяли и по царскому велению за 3 дня (согласно «официальной версии») возвели деревянный дом из шестиугольных брёвен в чисто шведском стиле, который до сих пор не развалился.

Раз так, то, в стиле доказательства «от противного», демонстрирую шведский деревянный дом, в котором часто квартировался Пётр Первый в первые годы современного Петербурга.

Вокруг этого здания был возведён каменный павильон, называемый «музей Домик Петра». Но сам музей мы посмотрим отдельно, а сейчас только то, что относится к теме Средневекового Петербурга.

Вид домика до появления вокруг него защитного павильона.

Планировка (в сочетании с каменным павильоном первой редакции).

Ну а теперь собственно сама историческая красота. К сожалению, павильон очень тесный, поэтому панорамный снимок здесь сделать ну никак не получилось.

Фрагменты.

Внутреннему убранству домика в период его использования Петром я посвящу отдельный пост, а здесь покажу только фрагменты, которые относятся к самому зданию.

Средневековый Питер | Усадьба Фон Коноу

В настоящее время самая заметная достопримечательность Петербурга, которая относится ко времени позднего средневекового периода — это дом, известный под названием Летний Дворец Петра Первого.

Как видим, на карте Петербуржских мест эпохи Ниена в конце 17 века на месте Летнего сада отмечено две постройки — обе относились к имению шведского майора Эриха Берндта фон Коноу, которое и занял Пётр.
Нижняя постройка — это очевидно грот, верхняя — дом, ставший Летним дворцом.

Конечно, скорее всего некоторые переделки Трезини были всё же совершены — негоже ведь Петру Первому жить полностью в допотопном здании.
Однако факт — я не верю, что дальновидный и мудрый Пётр Первый снёс бы одно хорошее здание и построил бы на его месте точно такое же.
Следовательно — это именно то здание, которое существовало в Питере до 1703 года.

В мае Летний сад обещают снова открыть, а пока ещё пару ракурсов.

Средневековый Питер

Тут как бы уже весна на носу, так что пора расчехлять «законсервированные» тэги.
И первая глобальная тема — средневековый Петербург, которая возобновится совсем скоро.

В планах примерно следующее.
1. Летний сад с Петровской резиденцией.
2. Домик Петра.
3. Первый (Ниеновый) православный храм Петербурга — ну тут скорей не столько фотки, сколько рассуждения с картинками. Хотя Смольный по такому случаю обязательно надо будет обследовать очень внимательно.
4. Шведская фортификация на берегах залива — если она осталась, конечно. Если не сохранилась, то хотя бы просто пройдёмся по тем местам, где она была.

Это программа минимум примерно на март что касается фоторассказов.
А вот литературно наверняка будет тоже немало, что добавить.

P.s.
И самый важный вопрос — Летний сад уже открыли, кажется, да?

Для привлечения внимания использую одну из карт, которая присутствовала в большой подборке из шведских архивов:

Петербург и княгиня Ольга | Средневековые погосты нынешней Ленинградской области

Как становится известно всё большему количеству людей, бОльшая часть нынешней Ленинградской области с самых давних времён входит в состав исконно русских земель.
Причём не только область устья Волхова в окрестностях Старой Ладоги (осн. 753 г.), по современным данным самого старого русского города, но и вся другие земли, входившие в состав Новгородских и частично Псковских земель.
Всего в нынешней Ленинградской области несколько десятков городов и менее крупных поселений, встречающихся на картах ещё в первой половине второго тысячелетия.
А некоторые, как Кингисепп (Ямбург, Ям) или Ижора, и вовсе имеют уникальные исторические характеристики, являясь одними из вех в развитии нашей истории.

Впрочем, суть не в том.
Если Шведская оккупация 1617–1702 годов по итогам Столбовского мира в целом явилась развитием весьма запущенного региона в обильно населённый центр (тенденция эта непрерывно продолжается и в наши дни) одновременно с выстраиванием крупного города Ниена, трансформированного Петром в Санкт-Петербург,
то удивлением стало вычитать информацию, что и до этих времён территория вокруг Финского залива и акватории Невы вовсе не была заброшенной или неорганизованной.

Оказывается, ещё княгиня Ольга, чьей бурной деятельности в том числе обязан Псков, например, положила начало грамотному развитию этого региона — фактически плоды её организационной работы существовали вплоть до губернской реформы конца 18 столетия.
Собственно, деятельность эта была заключена в разделе земель на 25 погостов, и в этом виде приневские земли фактически существовали вплоть от момента, когда Вотские и Ижорские земли (в основном) стали частью Новгородской земли в районе 8-9 веков, до административной реформы 1775 года Екатерины II, под чьим влиянием бы при этом не оказывались.

Краткое описание 18 из 25 погостов средневековых времён Ленинградской области.
(Вообще, видимо, в скором времени потребуется эти земли как-то обособить лингвистически — в некоторой степени принято называть эту территорию Ингерманладией, что хоть и наиболее близко, но не вполне точно, я думаю — в первую очередь потому, что тяготения к швеции тамошние жители судя по всему не вполне имели, но сейчас не о том речь, конечно).

1. Спасо-Городищенский, от Орешка (г.Шлиссельбург) по обоим берегам Невы вплоть до её устья.
2. Никольский Ижорский, на реке Ижоре, около села Ижоры.
3. Спасский Орлинский, при впадении р.Орлинки в Орлинское озеро.
4. Никольский Суйдовский, село Суйда Царскосельского района.
5. Спасский Зарицкий, по селу Заречье на верховьях реки Ордежа.
6. Никольский Грезневский, по селу Грезна и д.Грязная близ села Рождествена в Царскосельском уезде.
7. Покровский Озертицкий, по дер. Озертицы и лежащему рядом селу Грызову на р. Леможи.
8. Богородский Дяглинский, по дер.Тяглино, лежащей по дороге из Гатчины в Лугу.
9. Введенский Дудоровский при селе Дудергоф.
10. Егорьевский Вздылицкий, по селу Дылицы.
11. Дмитриевский Кипенский, по Нарвскому тракту дер. Кипень.
12. Покровский Дятелинский, по селу Дятлицы.
13. Ильинский Замозский в Бегуницах, по дер. Бегуницы, село Замошье Петергофского уезда.
14. Егорьевский Радшинский, по селу Ратчино Ямбургского уезда.
15. Григоровский Лепшской, село Ильеши Ямбургского уезда.
16. Никольский Ястребинский, село Ястребино на р.Хервицы, впадающей в Лугу.
17. Богородский Врудский, по селу Вруда в верховьях р. Вруды Ямбургского уезда.
18. Воздвиженский Опольский, по селу Аполье в Ямбургском уезде.

Правда, не совсем ясно — как именно подразделялись собственно городские поселения и насколько глубоко уходят в историю такие названия. Однако факт, что по погостам этим собиралась и учитывалась информация и велась подробная статистика как шведами, так и новгородцами, что определённо должно стать предметом внимательного изучения в бужущем.

Основная информация по тексту из доклада И.А.Горчакова 31 октября 1885 года «Новгородские и Шведские писцовые книги как материал для выяснения экономического положения Петербургского края в 15-17 столетиях».
Само издание если кому интересно будет, можно полистать в PDF.

Город Ниен на шведских картах

В комментариях к моему посту про город Ниен, где я использовал картины, нарисованные Эдуардом Якушиным, удалось также пообщаться и с самим Эдуардом Якушиным, который оказался человеком более чем в теме 🙂
Именно Эдуард и дал ссылку, на которой можно было посмотреть шведские карты местности, на которой Пётр Первый «основал» нашу Северную столицу.
Некоторые из них с удовольствием покажу — это (весьма корявые, конечно) планы самого что ни на есть средневекового Петербурга.

 

План Санкт-Петербурга в 1717 году

План Санкт-Петербурга в 1717 году

Разумеется, прилагается и пруф на полный размер
http://kdnv.ru/blog/wp-content/uploads/2011/11/spb1717.jpg (всего 1.5 Мб, кстати)

Применительно к средневековому Петербургу, а точнее городу Ниену, от захвата которого на 1717 год прошло всего 14 лет, на этой карте видны не только вполне увесистые жилые массивы вокруг Ниеншанца в правой части карты, но и постройки, находящиеся на тех же местах (что там было, какие-нибудь мини-форты?) на берегах Финского залива, встречавшихся и на картах Ниена и окрестностей.
Очень любопытно.

И ещё очень интересно, без сомнения, сколь активно в начале хотели застроить Васильевский остров — но, видимо, не сложилось.

Город Ниен

Что вы видите на этом снимке? Усталый промышленный район Санкт-Петербурга?
А что если мы заглянем немного в глубь допетровской истории Северной пальмиры и увидим здесь шведский город Ниен 17 века и, может быть даже, русское поселение Невский городок 15-16 века?

Город Ниен

Действительно, задолго до «основания» Петербурга Петром в будущих Петербуржских землях жили наши предки — предпочитая, правда, территорию, которая не затапливалась во время наводнений — местность у слияния рек Нева и Охта.
Затем, после заключения мирного договора со Шведами в 1617 году, Нева почти на 100 лет отошла к Шведам, которые, не будь дураками, повторили попытку их ассимиляции (первая случилась там же, но в 1300 году, когда шведы поставили просуществовавшую всего год Ландскрону) и основали здесь город Ниен вокруг крепости Ниеншанц (дословно — Невский окоп).

Ближе к 18 веку, когда Неву и Финский залив вернул стране дерзкий Пётр, обстановка была примерно такой.
Город Ниен

Правда, должен заметить, столь малое количество гражданских зданий вызывает у меня значительное сомнение, так как встречались упоминания, что город Ниен был во второй половине 17 века вторым по величине городе Швеции — исходя из того, что по данным интернета население Стокгольма в 1750 году составляло не менее 60 тысяч жителей, можно экстраполировать численность населения Ниена и предположить, что в конце 17 века его население должно было составлять не менее 20-30 тысяч жителей даже без учёта других городов Ингерманладии, поскольку в начале 17 века её население уже составляло свыше 15 тысяч человек и активно увеличивалось за счёт политики шведского государства.

Центр Ниена на карте.
Город Ниен

Увеличим масштаб — хорошо видно, что при шведах не пустовала ни Выборгская сторона, ни Васильевский остров.
Город Ниен

А вот ещё один любопытный фрагмент — в современных окрестностях Смольного мы наблюдаем вполне себе Спасский собор. Доподлинно известно, что в Ниене был как минимум один православный храм — видимо, это именно он. Любопытно (и логично!), что прибрежная полоса Невы также ярковыраженно заселена.
Город Ниен

Перейдём от прошлого к настоящему. Всем известна нашумевшая история с 400-метровым небоскрёбом Охта-центр, где люди разделились на два враждующих лагеря — в поддержку строительства и против строительства. Между тем, строить башню хотели аккурат над остатками шведских крепостей Ниеншанц и Ландскорна в самом центре Ниена — на стрелке Охты и Невы.

Вот здесь.
Город Ниен

На берегу живописной реки Охты. Кстати, Охта и правда весьма приятная река.
Город Ниен

Однажды здесь будет построено что-то другое — очень хочется надеяться, что это будет музей истории.
Город Ниен

Пока же здесь высоченный забор, охрана, строительная техника.
Город Ниен

О том славном и жутко интересном прошлом, скрывающимся за этими заборами и закопанное глубоко во времена активного строительства Петербурга, напоминает лишь небольшой аляповатый гранитный монумент на набережной Невы.

На этом памятнике высечена карта.
Город Ниен

Перевёрнутый герб Ниеншанца.
Город Ниен

И совершенно нечитаемый сопровождающий текст. Лучше, чем ничего, конечно, но стремиться здесь определённо есть куда.
Город Ниен

Сегодня на территории Ниена другие памятники, которые привлекают туристов со всей России.
Город Ниен

Однако были времена, когда ещё здесь не было Петербурга, а люди уже активно жили и развивались.

Что в допетровские времена:

«Ингерманландцы отбивают набег опричников на Ниеншанц» Эдуард Якушин ()
Город Ниен

«Дорога из Ниена на Нарву» Эдуард Якушин ()
Город Ниен

«Ниен, вид на Охту зимой» Эдуард Якушин ()
Город Ниен

Что уже в столичнороссийскую эпоху:

Город Ниен

Город Ниен

Поэтому, прогуливаясь по задворкам районов Большой и Малой Охты, и встречая там здания и сооружения, заложенные явно раньше 1920-х годов, когда здесь была начата крупномасштабная реконструкция одновременно с включением Охты в черту Ленинграда, я точно знаю, что в глубине своих фундаментов они вполне могут хранить фрагменты тех сооружений, которые у нас принято называть средневековыми.

Город Ниен

Город Ниен

Город Ниен

А некоторые, такие как Малоохтинское кладбище, начавшее действовать, вероятно, не позднее 1740 года,…

Город Ниен

Город Ниен

…или вот такие вот странные здания, явно строившиеся не одно столетие, …

Город Ниен

Город Ниен

…вполне могут содержать какие-то фрагменты каменных построек Ниена и повыше фундамента — на виду у всех желающих.

Какие тайны прячешь ты, Ниен, от наших, замутнённых 21 веком, взглядов?